– Интересссно, – с клыкастой усмешечкой протянул ученик, – скажи-ка… – А д



– Интересссно, – с клыкастой усмешечкой протянул ученик, – скажи-ка…
– А долго…
– Именно что долго! А потому – пер-реодевайся! – рыкнул Тьеор, и Лину с головой накрыло темно-синее одеяние. – Суму свою нищенскую здесь оставишь! В зале не разговаривать, не вертеться, глупостей не творить! И ты тоже! – заткнул он и Льялиса.
Алхимик, пребывал в раздражении дней эдак с две дюжины. А сейчас… Риолон она купила, да в Нижнем городе, да у мастера! Как только нашла? Глаз да глаз за ними нужен, недоучками! Не вовремя этот прием… но можно будет опробовать… кое-что.
Пока Лина выпутывалась из длинного кафтана, Лис вышел под темнеющее небо и мечтательно уставился вверх. Что бы он отдал за способность хоть изредка подниматься в поднебесье? Очень многое… Тьеор нетерпеливо выстукивал какой-то ритм на рукояти меча, любуясь собственным отражением в темном зеркале. Довольно быстро лишившись загара, он снял с себя и экзотическое синее сияние. Как и принцесса, он не желал напоминать несвежего покойника или неупокоенного призрака, даром что призраков-эльфов не бывает. Красота может быть странной, пугающей, каковой дроу обладал в полной мере и в своем обычном виде, но не безвкусной. Изображать мертвеца – откровенная пошлость.



 
 

<<...

 

Продвижение - Контекстное продвижение сайтов в нашем городе