Но задавать вопросы оказалось некогда. Все дальнейшее слилось в единую кругов



Но задавать вопросы оказалось некогда.
Все дальнейшее слилось в единую круговерть. Только иногда яркие картинки вспышками озаряли восприятие.
Вверх по узким щербатым ступенькам на плоскую площадку, где разрезают тьму, срываясь с луков, десять белых пунктиров. Вывалить на пол груду темных стрел, вдыхая аромат паленой плоти, поднимающийся от кишащей тварями земли. Один взгляд вниз, на серую, колышущуюся поверхность, другой — на Милаву, торопливо фасующую принесенные стрелы по размерам и весу…
Вниз, на миг задержаться, мимолетно улыбаясь и любуясь танцем огня на длинном помосте. Мальчишка в простой холщовой рубахе с горящим факелом бежит вдоль заряженных арбалетов, касаясь просмоленных наконечников. Они вспыхивают один за другим…
— …онь!!! — громкий крик перекрывает шум битвы. Слаженный треск тетивы и в сияющее звездами небо взмывает очередная партия огненной смерти. Еще в полете с наконечников срываются рыжие капли, и, кружась на ветру, опускаются на чешуйчатые гребни подземных прыгунов. В который раз льется на выстраивающих пирамиду у зачарованной стены тварей кипяток и смола.



 
 

<<...