— А как же! Самого лучшего качества! — съехидничал парень. — Так, я не поняла?



— А как же! Самого лучшего качества! — съехидничал парень.
— Так, я не поняла? — ведьмочка холодно посмотрела на некроманта. — Я для кого тут сижу, план составляю? Ес-сть веревка?
Тилан сел и принялся молча снимать намотанную на пояс серую тройную змейку.
— Пользоваться умеешь?
— В каком смысле? — осторожно переспросил парень.
— Связать петлю, и… — девушка покрутила головой, улыбнувшись, — поймать ей кого-нибудь?
— Да запросто!
— Мне бы твой оптимизм, — пробормотала Милава, напряженно следя за подругой, по-змеиному скользнувшей вниз и замершей в опасной близости от клыков и когтей.
Вдохновение вело ведьму по тонкому лезвию игры.
По взрытой земле стелился дымок от медленно тлеющей сосны, нос щекотал смолистый аромат, смешивающийся с чуждым лесу едким запахом крови. Ребята торопливой трусцой убегали с поляны, где на развилке дуба, с затянутой на шее петлей болтался жутковатый кусок мяса, опутанный золотыми нитями, а рядом валялись два, будто взорванных изнутри трупа. Это помимо сгоревших, придавленных и разорванных… А Линара мрачно баюкала распоротую почти до кости левую руку, пытаясь понять, что именно подвигло ее на столь безумную эскападу. Нет, она уже не обвиняла в своих собственных вспышках ни компаньона, ни богов, ни демонов, но анализ ошибок никто не отменял. А им можно заниматься и на бегу, следуя за мелькающей впереди фигуркой Милы, уверенно держащей направление на достопамятный дымок.



 
 

<<...