— Ты хоть понимаешь, о чем он поет? — Она, — поправила Лина Рилана, — с трудо



— Ты хоть понимаешь, о чем он поет?
— Она, — поправила Лина Рилана, — с трудом. Баллада о Светлом Элмаре, старье времен Темной империи.
Девушка в очередной раз пыталась настроить риолон… Неожиданно ее взяла злость. В конце концов, сколько можно? Любая музыка должна быть с душой и для души, а то, что пыталась сыграть она сама — никуда не годилось.
Ведьмочка глубоко вдохнула, не замечая, как давно не обновляемая блокировка медленно сползает, освобождая ауру. Не до конца, но и оголившихся клочьев, с жадностью впивающихся в наполненное магией пространство оказалось достаточно, чтоб последние остатки благоразумия покинули девушку. А ведь казалось, что терпения вполне достаточно…
Лина медленно встала, коснулась костяных клавиш и отложила риолон в сторону. Одним движением сбросила мантию и та небрежным кулем повисла на ветке. Сапоги отправились туда же. Мягким скользящим шагом вышла на середину поляны. Шелковистая травка приятно холодила босые ноги. Прикрыла глаза, сосредоточенно проверяя на прочность нить, тянущуюся к музыкальному инструменту. Незаметно для себя соскользнула в легкий транс…



 
 

<<...