— Магическое похмелье, — добавила она так, чтоб пара аспирантов, собирающихся



— Магическое похмелье, — добавила она так, чтоб пара аспирантов, собирающихся отконвоировать нарушителей в подвал, этого не услышала.
Промозглый холод карцера она восприняла как лучший подарок. Рука ныла, правда от раны остался только тонкий шрам… быстрая регенерация, подумала Лина, падая на топчан. А от нее есть хочется. Но потом, потом…
В течение трех дней она расплачивалась дикой головной болью за экспериментаторские изыски Повелителя. Он сам объяснил, почему и за что, буквально лучась от удовольствия. Ну, это, конечно, просто красивая фраза, но в его мысленных интонациях порой проскальзывала довольная улыбка. Да и побывав в глубине сознания своего… хозяина, старшего… компаньона? Вот отличное слово, не унижающее достоинства и отражающее действительное положение дел. Так вот побывав там, где вьется вихрь чужой души, она могла достаточно легко прочитывать все три эмоциональных слоя. Хотя чаще всего ничего приятного в этом не было, слишком уж этот океан был глубок, захлебнешься на два счета. Правда, сие сомнительное удовольствие взаимно… но в ее собственной голове вряд ли царит даже такой относительный порядок. И потому там гостю еще более неудобно, хотя потонет он там вряд ли. Компаньон был доволен, спокоен и немного рассеян…



 
 

<<...