Так и смотрел бы До самого рассвета На пламя костра. Ничего






Так и смотрел бы
До самого рассвета
На пламя костра.




Ничего не ответил

Фандорин лежал на земле и смотрел на небо. Сначала оно было почти чёрное, подсвеченное луной. Потом подсветка исчезла, и небо сделалось совсем чёрным, но, кажется, ненадолго. Его цвет всё время менялся: стал сероватым, подёрнулся краснотой, заголубел.
Пока в ушах звучали последние слова Мидори («Farewell, my love. Remember me without sadness» [50] ), a эхо у них было долгое, из глаз оледеневшего Эраста Петровича без остановки текли слезы. Однако постепенно эхо угасло, и слезы иссякли. Титулярный советник просто лежал на спине и ни о чем не думал – наблюдал, как ведёт себя небо.
Когда по нему, тесня голубизну, поползли серые тучи, над лежащим склонилось лицо Тамбы. Старый дзёнин, возможно, появлялся и раньше, но полной уверенности в этом у Фандорина не было. Во всяком случае, до сего момента Тамба не пытался заслонить собой небо.



 
 

<<...

 

Создание сайтов - Индивидуальный подход на создание сайтов от нашей дизайн студии