Чем дальше говорил Сирота, тем уверенней становился его голос, тем ярче блестел



Чем дальше говорил Сирота, тем уверенней становился его голос, тем ярче блестели глаза. Тишайший письмоводитель обвёл многоумного Фандорина вокруг пальца и, кажется, ещё смел этим гордиться. Эраста Петровича, разгромленного по всем статьям, включая даже и нравственную, охватило злое желание хоть чем-то испортить триумф поборника «искренности».
– Я думал, что вы любите Софью Диогеновну. А вы и её предали. Больше вам её не увидеть.
Сказал – и тут же раскаялся. Это, пожалуй, было недостойно.
Но Сирота не смутился.
– Совсем напротив. Сегодня я сделал Соне предложение, и оно принято. Я предупредил, что, если она за меня выйдет, ей придётся стать японкой. Она ответила: «С тобой хоть папуаской». – Лицо новоприобретённого врага Российской империи расплылось в счастливой улыбке. – Мне горько, что мы с вами так расстаёмся. Я глубоко уважаю вас. Но ничего плохого с вами не случится, господин Цурумаки обещал мне это. В сейф нарочно положили золото вместо документов, представляющих государственную тайну. Благодаря этому, вам не будет предъявлено обвинение в шпионаже. А подавать в суд за попытку грабежа господин Цурумаки на вас не станет. Вы останетесь живы, не попадёте в тюрьму. Вас просто вышлют из Японии. Здесь вас оставлять нельзя, вы слишком активный человек, и к тому же озлоблены из-за ваших погибших друзей.



 
 

<<...

 

Раскрутка - Уникальная раскрутка по низким ценам