Вести у него на глазах через двор О-Юми, да ещё раздетую, в одной туфле, было немы



Вести у него на глазах через двор О-Юми, да ещё раздетую, в одной туфле, было немыслимо.
– Что же мы медлим? – спросила она. – Идём! Я хочу поскорей обустроиться в своём новом доме. У тебя так неуютно!
Но и пробираться воровским манером тоже было нельзя. О-Юми – гордая женщина, она почувствует себя оскорблённой. Да и он тоже будет хорош – стесняться собственной возлюбленной!
Я не стесняюсь, сказал себе Эраст Петрович. Просто мне нужно подготовиться. Это раз. И она неодета. Это два.
– Посиди здесь, – попросил он. – Я через минуту вернусь.
По двору прошёл деловитой походкой, но на доронинское окно все же искоса взглянул. Увидел, как Всеволод Витальевич отворачивается – пожалуй, с некоторой нарочитостью. Что бы это значило?
Видимо, так: уже знает про Сугу и догадывается, что не обошлось без Фандорина; своим ожиданием у окна напоминает о себе и показывает, как ему не терпится выслушать объяснения; демонстративной индифферентностью даёт понять, что не намерен этих объяснений требовать, – титулярный советник сам решит, когда уже можно.



 
 

<<...

 

Продвижение сайтов - Предлагаем по скидкам продвижение сайтов по хорошим ценам