– Он не умеет прощать. Кроме тех восьмерых, которых он убил сам, я видела и други



– Он не умеет прощать. Кроме тех восьмерых, которых он убил сам, я видела и другие следы: это люди, которые погибли по его вине. И их много. Гораздо больше, чем тех, первых.
Титулярный советник поневоле подался вперёд.
– Как, ты можешь видеть и это?
– Да. Читать лицо убийцы нетрудно, оно вылеплено слишком резко, и краски контрастны.
– Прямо Ломброзо, – пробормотал Эраст Петрович, трогая себя за скулу. – Нет-нет, ничего, продолжай.
– Больше всего зарубок на лицах боевых генералов, артиллерийских офицеров и, конечно, палачей. Но самые страшные шрамы, невидимые обычным людям, были у очень мирного и славного человека, врача в публичном доме, где я служила.
О-Юми произнесла это так спокойно, будто речь шла о самой обыкновенной службе – какой-нибудь портнихой или модисткой.



 
 

<<...

 

Сделать сайт - Мы поможем вам сделать сайт очень качественно в короткие сроки