Дискуссию прервало мычание, донёсшееся из кресла. Генерал очнулся и мотал голов



Дискуссию прервало мычание, донёсшееся из кресла. Генерал очнулся и мотал головой, явно хотел что-то сказать.
– Ну, хами я вынимать не стану, – сказал Асагава. – Лучше сделаем вот как. – Правую руку пленника прикрутил за локоть, зато развязал запястье. Сунул интенданту листок бумаги, обмакнул в чернильницу ручку.
– Пишите.
Суга, скрипя пером и разбрызгивая чёрные капли, размашисто накалякал что-то сверху вниз.
– «Дайте умереть», – перевёл инспектор. – Ещё чего. Подлый предатель! Ты хлебнёшь позора сполна, и твоя отрубленная голова будет торчать на шесте.
Эраст Петрович был настроен миролюбивей, хоть и ненамного.
– Схема, – напомнил он. – Пусть скажет, кто там обозначен главным кружком, и тогда умирает себе на здоровье, если ему охота. Захочет – убьёт себя и в тюрьме, вы не сможете ему помешать. Разобьёт голову об стенку, как Сухорукий, либо при первом же допросе откусит себе язык, как Горбун.



 
 

<<...

 

Создание сайта бесплатно - Предлагаем индивидуальнуюсоздание сайта бесплатно с хорошим дизайном