Но Асагава не слушал его. – Я не могу так жить. Вам, европейцу, этого не понять.



Но Асагава не слушал его.
– Я не могу так жить. Вам, европейцу, этого не понять. Пускай без секунданта! Мне не будет больно. Наоборот, я высвобожу боль, которая сжигает меня изнутри! Этот негодяй предал великого человека, который ему доверял! Отшвырнул меня носком сапога, как комок грязи! И теперь упивается победой! Я не могу видеть, как торжествует злодейство. Преступник Суга – начальник полиции! Красуется перед зеркалом в новом мундире, обустраивается в своём новом поместье Такарадзака! Он уверен, что весь мир у его ног. Это невыносимо!
Эраст Петрович наморщил лоб. Такарадзака? Где-то он слышал это название.
– Что за п-поместье?
– Шикарная усадьба, близ столицы. Суга выиграл её в карты, несколько дней назад. О, он везуч, его карма крепка!
И тут Фандорину вспомнился разговор, подслушанный в кабинете Булкокса. «Что ж, Онокодзи, это очень по-японски, – сказал тогда англичанин. – Дать выговор, а через неделю наградить повышением». Князь ответил: «Это, дорогой Алджернон, не награда – лишь занятие освободившейся вакансии. Но будет ему и награда, за ловко исполненную работу. Получит в собственность загородную усадьбу Такарадзака. Ах, какие там сливы! Какие пруды!» Так, выходит, речь шла о Суге!



 
 

<<...

 

Создать сайт - Предлагаем раскрутить и создать сайт у нас качественно и быстро