Хриплый голос сказал: – Я уж думала, ты никогда сюда не войдёшь… Зашелестел



Хриплый голос сказал:
– Я уж думала, ты никогда сюда не войдёшь…
Зашелестела простыня, нежные, но удивительно сильные руки обняли Фандорина за шею, притянули к себе.
У Эраста Петровича бешено застучало в висках от аромата кожи и волос.
– Откуда вы… – прошептал он, задыхаясь, и не закончил – горячие губы закрыли ему рот.
Больше в спальне не было произнесено ни слова. В мире, куда утянули титулярного советника мягкие руки и благоуханные губы, никаких слов не существовало и существовать не могло, они только помешали бы, разрушив колдовство.
После недавнего калькуттского приключения, повлекшего за собой опоздание к пароходу, Эраст Петрович считал себя опытным, видавшим виды мужчиной, однако в объятьях О-Юми он чувствовал себя не мужчиной, а каким-то невиданным музыкальным инструментом – то чарующей флейтой, то божественной скрипкой, то сладостной свирелью, и волшебная исполнительница виртуозно играла сразу на них на всех, поверяя земной алгеброй небесную гармонию.



 
 

<<...

 

Сделать сайт - Хотим предложить вам сделать сайт по низким ценам чем другие дизайн студии