Когда вице-консул провожал агента до коляски, тот вещал о сугубой важности дове



Когда вице-консул провожал агента до коляски, тот вещал о сугубой важности доверенного Фандорину дела.
– …Можем либо повысить градус нашего влияния до небывалых высот – это если вам удастся изловить убийц – либо же подорвать свою репутацию и вызвать неприязнь всемогущего министра, который не простит нам, что мы засадили его в клетку, – доверительно приглушив голос, разглагольствовал Мстислав Николаевич.
Титулярный советник слушал и слегка морщился – во-первых, потому что всё это было ему и так известно, а во-вторых, раздражала фамильярность, с которой посольский хлыщ положил руку на его плечо.
Вдруг Бухарцев прервался на полуслове и присвистнул:
– Экая мартышечка.
Фандорин обернулся.
В первый миг он её не узнал, потому что на сей раз она была с высокой замысловатой причёской, одета по-японски – в белом кимоно с синими ирисами, под голубым зонтиком. Таких красавиц Эрасту Петровичу доводилось видеть на цветных гравюрах укиёэ. Проведя несколько дней в Японии, он было решил, что изысканные прелестницы укиёэ такая же выдумка, как все прочие фантазии европейского «жапонизма», но О-Юми ничуть не уступала красавицам старинного художника Outamaro, чьи работы ныне продавались в парижских салонах за немалые деньги.



 
 

<<...

 

Создание сайта бесплатно - Мы предлагаем вам создание сайта бесплатно с авторским дизайном