– Чудак ты, Козырев! Виноват, товарищ главный механик. – Да брось ты чины! Не д



– Чудак ты, Козырев! Виноват, товарищ главный механик.
– Да брось ты чины! Не до них… Что ты хотел сказать?
– А то, что дело не в моей лошадиной силе, а в толчках, ударах, которые хоть немного повлияют на положение молекул в размягченном металле.
– Попробуй, – с сомнением ответил Козырев, – вреда от этого, во всяком случае, не будет.
Через несколько минут с кормы подлодки послышались мощные, гулкие удары молота; они гудели, как удары огромного подводного колокола, с потрясающей силой оглушая всех работавших возле подлодки и далеко разносясь вокруг нее…
Капитан сидел за столом в центральном посту. Он составлял сводку проделанных за день работ, подсчитывал примерные сроки выполнения следующих, и нельзя сказать, чтобы все эти расчеты огорчали его, если бы не неожиданная задержка с дюзами. Эта задержка сильно беспокоила капитана. Если Козырев в ближайшие два-три дня не найдет выхода из положения, не ускорит размягчение металла, то подлодку ожидают самые мрачные перспективы: срок прибытия во Владивосток будет сорван. И тут он, капитан, совершенно бессилен. Он ничем не может помочь, он ничего не может предложить, он может только ждать того, что скажет хотя и талантливый, но молодой механик. Погруженный в эти невеселые думы, капитан не слышал шума, стука и визга инструментов, доносившихся к нему через открытые двери центрального поста из нижних машинных отсеков и камер, – всей радостной и волнующей симфонии яростного труда, возвращающего к жизни парализованный организм подлодки.



 
 

<<...

 

Заказать сайт - Поможем раскрутить и заказать сайт с авторским дизайном по высшему качеству