– Синий, – сказал он. – Откуда ты знаешь? Улицу затопило волнующееся море з



– Синий, – сказал он.
– Откуда ты знаешь?
Улицу затопило волнующееся море зонтиков. Среди них резко выделялся один – огромный синий.
– Нет надписей. Ни имени владельца, ни расценок. Он богат и не станет пользоваться услугами наемного зонтоносца. Для этого у него есть свой слуга.
– Да, в этом ты разбираешься…– поддразнила Пэйшенс. – Но все равно ты слишком сладенький.
Тониус фыркнул, но отвечать на колкость не стал. Рядом с Кыс кто угодно, за исключением разве что космодесантника Адептус Астартес в полной боевой броне, казался «сладеньким».
Они стали пробираться сквозь толпу, следуя за синим пятном. На глаза то и дело попадались многочисленные ожоги, украшавшие кожу пешеходов. Некоторые были старыми и зарубцевавшимися, другие – свежими и сырыми. А часть – и тут Карл Тониус еще сильнее прижимал к лицу свой ароматизированный платок – были уже не ожогами, а бесцветными, смертельными меланомами. В качестве лечения использовались намоленные бумажки. Их можно было приобрести у уличных торговцев, стоящих на каждом углу, или на лотках в торговых рядах. Тонкие как паутина, они благословлялись всевозможными «некто из Экклезиархии» и пропитывались паллиативными сыворотками из чертополоха, молочного корня и флодроксилий. Бумажки необходимо было вырезать по нужной форме – обычно в виде небольших заплаток, – смочить и наклеить на дождевые ожоги. Вера и Бог-Император делали все остальное. Прохожие, окружавшие Тониуса и Кыс, пестрели такими заплатками из намоленных бумажек. У одного старика ими были покрыты вся шея и лоб, делая его похожим на куклу из папье-маше.



 
 

<<...

 

Заказ сайта - У нас самая выгодная цена на заказ сайта в Республике Чувашия