межличностных отношений класса. Так, например, экспери- ментально зафиксировано, что <благополучные> школьники- подростки примерно в 3 раза



межличностных отношений класса. Так, например, экспери-
ментально зафиксировано, что <благополучные> школьники-
подростки примерно в 3 раза чаще, чем низкостатусные члены
класса, используют мнение взрослых (в первую очередь роди-
телей и учителей) в качестве определенного ориентира при
оценке морально-этической стороны своих поступков. Этому
легко найти объяснение, если учесть тот факт, что нередко
нормы и ценности новой значимой для подростка внешколь-
ной референтной группы его членства не просто не совпадают с
общепринятыми нормами и ценностями, а порой напрямую
противоречат им, представляя собой более или менее жесткий
подростковый <кодекс чести> (<кодекс подростничества>), опи-
300
рающийся на представление о главенстве групповых норм над
общечеловеческими, о второстепенности моральных принципов
по сравнению с принципами приятельства.
В раннем юношеском возрасте, в школьных условиях этот
возрастной этап совпадает с временем обучения в старших
классах, неформальные взаимоотношения учащихся не только
не теряют для них своей значимости, но и приобретают особую
ценность, так как играют роль своего рода испытательного
<полигона>, на котором юношами и девушками отраба-
тываются, апробируются, проверяются на верность стратегия и
тактика будущей <взрослой> жизни. Именно с этим связано
стремление старшеклассников расширить и углубить свое



 
 

<<...