механистическому материализму, то это отчасти выступало в роли своего рода индульгенции, позволявшей приступить к изложению его воззрений, р



механистическому материализму, то это отчасти выступало в
роли своего рода индульгенции, позволявшей приступить к
изложению его воззрений, разумеется, при заведомо критиче-
ском их рассмотрении. Это, к примеру, характерно для оценки
работ В.М.Бехтерева. Что касается трудов, которые были
воплощением идей диалектического и исторического мате-
риализма, то они заведомо приобретали <знак качества>. Таким
образом, картина исторического развития науки предель-но
упрощалась и обеднялась, содержательный анализ подменялся
наклеиванием идеологических ярлыков.
Негативные результаты подобного разведения по двум
<враждующим лагерям> не только лишали возможности об-
ратиться к трудам и деятельности ученых, заклейменных пе-
атью идеализма (С.Л.Франка, Н.А.Бердяева, Г.Г.Шпета и но
создавало труднопреодолимые препятствия при
200
201


анализе работ многих психологов, чье научное творчество
не поддавалось попыткам втиснуть его в дихотомическую
схему. Это относится к оценке трудов Н.Н.Ланге, А.Ф.Ла-
зурского, М.М.Рубинштейна и многих других.
Реконструкция историографии российской психологии
вместе с тем предполагает включение в сферу исследований
углубленное рассмотрение трудов Л.С.Выготского, В.А.Ваг-
нера, Н.А.Бернштейна, П.П.Блонского, Н.Н.Ланге, Г.И.Чел-
панова, В.С.Соловьева, М.М.Рубинштейна и других ученых



 
 

<<...