по себе он не мог обеспечить приращение знаний об их дина- мике и логике, детерминационных отношениях. Именно реактология идентифицировалась



по себе он не мог обеспечить приращение знаний об их дина-
мике и логике, детерминационных отношениях.
Именно реактология идентифицировалась в тот период
(середина 20-х годов) с марксизмом в психологии. Наряду с
ней процветала, как сказано, рефлексология, освященная ве-
ликим авторитетом В.М.Бехтерева. Обе они совместно с уче-
нием И.П.Павлова воспринимались на Западе как <русские
психологические школы>. Так их назвал в известной книге
<Психологии 1930> К.Марчесон, предоставив в ней слово,
наряду с Адлером, Келером, Жане и другими знаменитостями,
Павлову, Корнилову, а от имени рефлексологии Бехтерева
(к тому времени, как тогда, да и позднее, предполагали, от-
равленного по распоряжению Сталина за поставленный дик-
татору психиатрический диагноз) -А. Шнирману.
И.П.Павлов шел своим путем. Но и его затронули веяния
времени. Своими соображениями о второй сигнальной систе-
ме он явно вводил фактор, указывающий на решительное
отличие человеческого уровня организации поведения от жи-
вотного, притом фактор, который представлял социальный
мир и его порождение - язык. Сохранились намеки на интерес
Павлова к диалектике.
Среди рефлексологов появилась энергичная молодежь,
также потребовавшая замирения с психологами. Она призы-
вала, обращаясь к сторонникам реактологии, уточнив поня-
тие реакции, <полностью преодолеть субъективную психоло-



 
 

<<...