эпохе наработала. Между тем эта информация относилась к области сознания субъекта, наделенной признаками, чуждыми материальным телам, ста



эпохе наработала.
Между тем эта информация относилась к области сознания
субъекта, наделенной признаками, чуждыми материальным
телам, стало быть и телесным устройствам из нервов и мышц,
ставшим объектом физиологического эксперимента и естест-
веннонаучного анализа. Сознание и организм оказывались
двумя полюсами, каждый из них имел собственный теоретиче-
ский <стержень>.
Все последующее развитие знаний имело общий вектор -
преодолеть расщепленность телесного и духовного, объяснить
жизнедеятельность организма как целого.
74
Движение шло в двух направлениях. Со стороны физиологии
нарастала тенденция к тому, чтобы возможно теснее
<привязать> психические явления к нервно-мышечным. На
люсе> психологии изменяло свой облик ее главное на-
правление - учение об ассоциациях.
Учение об ассоциациях изначально ценилось благодаря тому,
что объясняло связь, прочность и изменчивость психических
явлений устройством нервной системы. На нем лежала печать
достоверности, присущей научному знанию о физической при-
роде, сделавшему в XVII и XVIII веках гигантские шаги.
Такая печать могла держаться, пока мысль и практика нату-
ралиста не начали осваивать нервную систему, развеивая фан-
тастические представления о ней, подобные тем, которые вдох-
новляли отцов ассоцианизма Декарта, Локка, Гартли и др.
Все эти картины <нервных трубок>, по которым проносятся



 
 

<<...