страсть без любви и интеллектуальную любовь без страсти. Причинному объяснению поддается только первая, поскольку она зависит от организма и



страсть без любви и интеллектуальную любовь без страсти.
Причинному объяснению поддается только первая, поскольку
она зависит от организма и биологической механики.
Вторую можно только понять и описать. Тем самым полага-
лось, что наука как познание причин явлений бессильна
57
перед высшими и наиболее значимыми проявлениями пси-
хической жизни личности.
Эта декартова дихотомия привела в XX веке к концепции
<двух психологии> - объяснительной, апеллирующей к при-
чинам, сопряженным, с функциями организма, и описатель-
ной, считающей, что только тело мы объясняем, тогда как
душу - понимаем. Поэтому в споре Спинозы с Декартом не
следует видеть давно утративший актуальность историче-
ский прецедент.
К детальному изучению этого спора в XX веке обратился
Л.С.Выготский, доказывая, что будущее за Спинозой. <В
учении Спинозы, - писал Выготский в специальном
трактате, - содержится, образуя ее самое глубокое и внут-
реннее ядро, именно то, чего нет ни в одной из двух частей,
на которые распалась современная психология эмоций:
единство причинного объяснения и проблема жизненного
значения человеческих страстей, единство описательной и
объяснительной психологии чувств. Спиноза поэтому свя-
зан с самой насущной, самой острой злобой дня современ-
ной психологии эмоций... Проблемы Спинозы ждут своего



 
 

<<...